Главная Поиск Прямой эфир
Произведений  |  Дневников
Новые
произведения
Рейтинги
Авторов  |  Произведений
сделать стартовой || в избранное
 
 
За Стеной
Автор:: Леопардик
Раздел:: 
Проза
Категория:: Рассказы
Цикл:: Сонет ( 4 + 4 + 3 + 3 строфы )
Просмотров::   379
 

 
«All–in-all it was
Just the brick in the wall…»
«Pink Floyd»

Кирпич первый
Тело ещё слегка покалывало, в ушах стоял низкий гул, а перед глазами маячили радужные пятна. Вдобавок ко всему, я напрочь утратил чувство времени и не осознавал, как долго продолжалось это «упражнение»
– Неплохо, Алексей, очень даже неплохо.
Голос этот принадлежал пожилому человеку, что восседал в углу на табурете и пристально меня разглядывал, словно после этого упражнения я стал светиться или оброс перьями.
– На сегодня хватит, – продолжил старик, – Можешь идти. Ты многого добился, но впереди ещё долгий путь. Вырабатывай самоконтроль, Алексей и помни о своём обещании, если не хочешь однажды встретить С.У.
Я вежливо попрощался и покинул обитель старика – простую двухкомнатную квартиру. О том кто или что такое «эС.У.» спрашивать пока не было смысла. Вряд ли я добьюсь от старика больше чем «Всему своё время, Алексей». Судя по выражению лица старца, это С.У. представляло собой нечто действительно могущественное, пугающее и неподвластное моему жалкому человеческому разуму. Во всяком случае, пока…
Всё, хватит с меня на сегодня «упражнений», и зловещего С.У. Пора на день рождения к Павлу. Катька, наверное, уже там и гадает, куда я запропастился.
До Паши я добрался быстро, но по весёлым искоркам в глазах именинника понял, что к началу не успел. Состроив торжественное лицо, я вручил Пашке свёрток с подарком, стиснул до хруста его руку в приветственном рукопожатии и мы зашагали в гостиную. Паша уселся на диван и принялся потрошить свёрток – он зверски любил презенты и не пытался это скрывать. Я с интересом оглядел собравшийся за длинным столом синклит. Лица все вроде знакомые: Александров Илья – страстный любитель колёсного транспорта. Макс – металлист с художественным уклоном. Мой тёзка Алексей – компьютерщик со стажем. Любитель фантастики Родион, запевала Стас. Из девчонок Вика, Юля, ещё одна, мне незнакомая. Кати поблизости не наблюдалось.
Я сел за стол и машинально отхлебнул от любезно подсунутого кем-то фужера с шампанским. Стас чего-то лениво бренчал на гитаре, Илья терпеливо растолковывал Максу разницу между ручной и автоматической коробкой передач. Всё как обычно…
Тут Стас перестал тренькать свою классику и заиграл нечто более знакомое. Народ оживился.
– «Дом заходящего Солнца». Слова кто-нибудь помнит?
– «Animals».
– «Animals»… и «Smokie» играют.
– А может лучше «Iron Maiden»?
– Коробка «Invecs-II Sport» не имеет переключателя режимов, но она это… может адаптироваться под манеру вождения.
– Долейте ещё вина кто-нибудь.
– И где тебя потом ловить?
– Однако, не хило ты себе колбасы заграбастал.
– Э-э, жить то как-то надо.
И тут Стас запел:
– Тишина на Ивановском кладбище,
И часы скоро полночь пробьют.
И, надев свои белые тапочки,
Мертвецы на прогулку пойдут.
Народ вовсю жевал, хрустел, чмокал и внемлил Стасику. Меня же больше беспокоило отсутствие подруги. И настроение было под стать песне.
– Мы лежим с тобой в маленьком гробике,
Ты костями прижалась ко мне.
И твой череп, аккуратно обглоданный,
Улыбается ласково мне.
Тем временем алкоголь заволакивал сознание, и без этого не слишком ясное. Скоро в моё бренное тело вселится другой я. Он будет пошлить, косить и бредить. А я потом, когда овладею своим протрезвевшим разумом, буду отвечать за его поступки. Хотя я, вроде как и не причём.
– Ты прижала ко мне свои косточки,
И лизнула меня в черепок.
Разнести б нам этот гробик по досочкам,
И на воле попрыгать чуток…
– Хм, чего-то Катя задерживается, – пробормотал Павел.
– Где? – вырвалось у меня. Ух, как я зол.
– Ну, пока тебя не было, Женька решил этим воспользоваться. Кончилось тем, что Катька вызвала его на обстоятельный разговор. До сих пор разговаривают.
– Знаем мы эти разговоры, – хмыкнул кто-то, но мне уже было всё равно. Обронив «Не скучайте», я встал из-за стола и направился в коридор. Народ машинально глянул мне вслед и вновь углубился в свой ленивый труд.
Я знал о верности Кати (может, просто принимал желаемое за действительное, а?), но помнил и об изворотливости и настырности Евгения. Женька был эдаким плейбоем в белых штанах, с добродушной улыбкой и бардаком в голове. Не придерживаясь в жизни никаких постоянных принципов, он примерял на себя то один, то другой образ. Пожалуй, начнись вдруг война, Женька бы по десять раз на дню перебегал бы от одной враждующей стороны к другой. И ему постоянно казалось бы, что на противоположной стороне лучше. Несмотря на наши с Евгением вполне товарищеские отношения, в разведку я с ним никогда бы не пошёл, и спину прикрывать не доверил. С такими товарищами нужно держать ухо востро и всегда быть готовым к различного рода подвохам. Интересно, конечно, узнать, что он там красноречиво излагает Екатерине, но через запертую изнутри дверь комнаты я не мог ничего различить.
Я встал лицом к стене, плохо осознавая свои намерения и их последствия. Я изгнал прочь все чувства и эмоции. Я всецело сконцентрировался на стене, пытаясь прочувствовать её, пробить её твердь сознанием, как учил Старик. Снова покалывание, гул в ушах, это неприятно, но вполне терпимо. Я смогу, я уже проделал это сегодня утром в порядке «упражнения». Я знаю, я способен, у меня получится… Низкий гул внезапно сменился звенящей тишиной. Скользя по волнам новых необычных чувств, я вошёл в стену. И не было ни вспышек, ни молний, ни прочих киношных эффектов. Это всё мишура, показуха. Тело просто погрузилось в плоть стены и меня окатило её неживым холодом.
Холод и тьма – вот что окружает человека, проникшего в стену. А так же страх. Это действительно жутковато, когда не чувствуешь своего тела, а оголённый разум словно повисает в тёмной пустоте. Зато я тут же оказался в океане звуков. Казалось, я могу прослушать отсюда любой уголок этого дома. Вскоре мне удалось настроиться на нужную «частоту», отсеяв лишние звуки, и я весь обратился в слух.
– …Вот уж не думала, что ты романтик, вы, вроде как, вымерли…
– Мы просто маскируемся, ибо в нашем суровом мире хорошо лишь большим и сильным.
– Не скажи, просто нужно меньше смотреть американские фильмы.
Из Женьки романтик, как из меня почётный гражданин Зимбабве. Интересно, а есть ли у них вообще почётные граждане, или, хотя бы, понечётные граждане. Эге, да я же брежу. А разве не бред сидеть в стене и слушать чужие разговоры?
– Забавно, всегда любила закат. Великолепное зрелище, которое не всякий ценит.
– Угу, но всё-таки закат закату рознь. Вот я был в…
Ах, какие мы сентиментальные. Вот щас как выпрыгну из стены. Будет вам закат, философы. Усилием воли я подавил эту шальную мысль. В конце концов, у нас демократия и у всех есть право выбора. Но всё равно мне было как-то неприятно.
Сосредоточившись, я выскользнул из стены обратно в коридор. Голова дико загудела, адаптируясь к новым условиям. Выход из стены напоминал мне акт рождения, когда выходишь из чего-то тёмного и загадочного в огромный, слепящий мир.
– Обалденная вещь, Металлика, знаешь слова?
– На «Антихриста» похоже.
– Да ты чё, это «One»!
– Кто нибудь знает слова?
– Давайте лучше Айрон Мэйден. Я слова знаю. Standing alone in the wind and rain…
Праздник продолжался. Вскоре Катя с Евгением удосужились присоединиться к нам. Завидев меня, они, почему-то, смутились и старались не встречаться со мной взглядами. Но мне было на них абсолютно наплевать. Отчасти из-за алкоголя. Но в основном потому, что сегодня произошло событие гораздо ужаснее краха моей личной жизни. Я нарушил обещание, данное старику. Я воспользовался его уроками не ради спасения своей жизни, а просто так, из каприза. Самоконтроля у меня нет и никогда мне не стать почётным гражданином Зимбабве.

Кирпич второй
Ночь. Погано светит ущербный месяц, а гнусные облака закрыли от меня звёзды. Я понуро брёл домой через Старый Сквер и чувствовал себя главным героем фильма о трагической судьбе молодого и талантливого человека. Обидно, что меня даже некому пожалеть.
И вновь страх накидывает на меня липкую паутину, из которой мне не выпутаться. Он мерзко скалится и рвёт мою душу на части. И вновь в сознании рисуются красным по белому зловещие буквы: С. У. Что же значит С.У.? Супер-Убийца? Садист Ублюдочный?
А может он поджидает меня вон под тем кустом, пристально зыркая красными от вожделения глазами. Ну, давай, тварь, нападай. Что же ты со мной сделаешь? Сожрёшь? Разорвешь? Расплющишь? Кто ты? Что ты? Вылезай, Сарделька Уродливая!
Ночь, тишь да блажь. Но я откровенно сотрясался от дикого ужаса. Видели бы меня приятели. Хотя куда им понять всю глубины мистического страха, ведь в глубине они все чёрствые прагматики. А я верю в чудеса! Я, Люцифер побери, сам творю чудеса!
И тут впереди замаячила тёмная фигура. Я вначале испуганно замер, втянув голову в плечи. Но при ближайшем рассмотрении фигура оказалась обыкновенным человеком, примерно моего роста и возраста.
– Как делишки, Алекс? Выглядишь ты чего-то неважнецки.
– Мы знакомы? – сухо осведомился я.
– Брось сердиться, Лёха. Мы же в одном институте учимся. Мы на «Дебюте» встречались. Помнишь такой студенческий фестиваль?
Я вспомнил. Этот парень там вроде под гитару какую то психоделическую песню пел. А я в одной сценке играл… Давно это было, года полтора назад. Я тогда веселее был и не умел ходить сквозь стены.
– Извини, Санёк, не узнал, – сказал я барду, каким-то чудом вспомнив его имя. Последовало запоздалое рукопожатие, и мы вместе двинулись по тёмной аллее.
– Ты веришь в иные миры – вдруг спросил Александр. Я хотел уже ответить «Только когда выпью», но передумал. Обстановка, почему-то совсем не располагала к шуткам.
– А что? – вопросом на вопрос ответил я.
– Да просто так спросил. Местечко располагает к такого рода фантазиям. Кажется, вот-вот из-за деревьев вынырнет силуэт средневековой крепости, а из кустов выпрыгнут молодчики в кольчугах.
«Или С.У.»
Старый Сквер, действительно впечатлял, но мне почему-то хотелось, чтобы из-за кустов вынырнул коммерческий ларёк. Всё-таки цивилизация.
Санёк внезапно сделался очень серьёзным.
– Здесь тебе не следует бояться Стенного Ужаса, – сказал он – Они хозяева стен. Молись, чтобы они как можно дольше не обращали на тебя внимания.
– Хозяева стен? Кто они такие? Я чего-то не понимаю.
– Поймёшь со временем, – утешил Саша, – А если не поймёшь, то тем хуже для тебя. И больше не глупи. Ты даже представить себе не можешь, с чем ты связался.

– Жень, ты чего? – услышал я дрожащий Катин голос.
– Я серьёзно. В последнее время с Лёхой, определённо, что-то не так. По-моему, это из-за того чокнутого старикана. Тоже мне Гэндальф. Пропадает Алекс, пропадает, – распинался Евгений.
– Брось, вечно ты всё преувеличиваешь. Может у него душевный кризис?
– Да он сам кризис ходячий. Уж поверь мне, я его с пятого класса знаю. Уже тогда он всякой магической дурью увлекался. А в последнее время совсем с катушек съехал. Не завидую тебе, подруга философа. Тебя он, конечно, любит, но странною любовью.
– Женя, ты козёл, – громко сказал я, – своей смертью ты не умрёшь, это точно.
– Они вздрогнули и ошарашено уставились на запертую дверь аудитории, а потом на меня, стоящего у стены.
– Какая пошлость, эти закрытые двери, – загадочно произнёс я, – Как смеет закрытая дверь становиться на пути у моего разума. Недопустимо!
Они молчали, что впрочем, неудивительно. Я продолжал.
– Вот, проезжал мимо. Гляжу, в нашей аудитории свет горит. Чего ж вы, граждане, засиживаетесь допоздна. Шли б вы домой, чайку бы попили горячего, с булочками, – меня несло, и я не мог остановиться, – Или нелегко покинуть стены родной Альма Матер?
– Лёша, что с тобой, может, ты болен? – ласково спросила Екатерина.
– Что ты, я совершенно здоров и полон сил. А что? Что-то не так?
– Вот видишь, это всё из-за того Гэндальфа, – вставил Женька. Ой, зря он это сказал, ой, зря…
– А за это я дам тебе по носу, – тихо сказал я, и решительно двинулся к Женьке. Катя испуганно вжалась в стену. Таким она меня ещё не видела.
– Лёха, у тебя же колокольня поехала. Я не хочу с тобой драться. Ты не в себе, ты пьян! После Пашкиного дня рождения ты сам не свой!
– «В сто сорок Солнц закат пылал, в июль катилось лето, – продекламировал я, – Драки не будет. Просто дам по носу и всё.
– Уйди, – заверещал Евгений, переживая, должно быть, за свой нос. Проскочив передо мной, Женька пулей вылетел в коридор. Я помчался следом. Дать в нос этому конформисту внезапно стало для меня делом всей жизни. Такой вот я принципиальный. К сожалению, бег никогда не входил в число моих пристрастий, и я довольно быстро отстал от резвого Евгения. Гул его шагов раздавался уже далеко в пустых извилистых коридорах вечернего института. Нет, такими темпами мне его не догнать. И я, со всей дури, двинул сквозь стену.
Аудитория, коридор, аудитория, кабинет, аудитория, туалет. Кажется, я бегу по голографическому зданию, проходя так легко через вполне реальные стены.
Удар был чисто символический, но Женьке показалось, что он нанесён из пустоты.
– Ну вот, и стоило из-за этого бегать, – укоризненно произнёс я, прислонившись к стене. Стена была холодной, шершавой и ужасно материальной.
– Что с тобой, Алекс? – Женя потрогал свой нос, и, убедившись, что всё цело испугано и удивлённо взирал на меня.
– Всё отлично. Мне хорошо, как никогда. Что ж, удачи вам. Создавайте благополучную ячейку общества. Я пойду, пожалуй.
Я гордо развернулся и зашагал в сторону выхода.

Кирпич третий
Было раннее субботнее утро. Я угрюмо развалился в кресле, тупо глядя на часы и слушая музыку «Pink Floyd». Альбом «The Wall», то бишь «Стена». Господи, как символично.
«Is the anybody out the?…»
Стена, это не просто нагромождение кирпичей или ряд бетонных плит. Будь это так, я бы не смог проходить сквозь неё. Стена, это нечто надматериальное, сверхъестественное. Старик хотел вскоре подробно растолковать мне механизм прохождения сквозь стены, но всё оттягивал. А с нашей последней встречи я его больше ни разу не видел и не слышал. Мой наставник просто исчез. И во всём этом виноват только я со своей принципиальностью и отсутствием самоконтроля.
– Привет, студент, – услышал я знакомый голос.
– Здравствуй, Саша – ответил я. Спрашивать как он сюда попал не было необходимости. Не я один могу резать собою плоть стены. Александр поправил взъерошенные волосы и бухнулся на диван.
– Ну и жарко же у тебя, как в инкубаторе, – сказал он.
– Топят хорошо, – пожал плечами я.
– Да уж, неплохо. Стены аж тёплые, – заметил Санёк, вновь переводя разговор на стены. Он, явно, знал о них больше меня, – Я здесь, чтобы подготовить тебя к встрече с Иным.
– Так-так, уже интересно, – я позволил себе невинную улыбку, хотя понимал, что вряд ли эта встреча будет приятной. Уж слишком много запретов я нарушил, чтобы надеяться на ласковый приём.
– Шутки в сторону, стеноходец хренов, – в мягком голосе Александра прорезалась сталь, – Слушай очень внимательно, это тебе пригодится. Пройти сквозь стену, не нарушая при этом кучу законов физики, биологии и прочей фигни невозможно. Процесс происходит на более высоком уровне и напрямую связан с параллельными мирами. Стены – это своеобразные ворота, портал между измерениями. Когда ты находишься в стене, ты зависаешь между мирами. И при особом умении ты можешь выйти из стены не в соседней комнате, а в ином мире. Сечешь, студент? В ином мире!
Я оторопел. Всё оказалось намного глобальнее и серьёзнее моих самых смелых предположений.
– Теперь ты понимаешь, почему нужно ограничивать свои походы через стену? Каждый раз ты открываешь портал и приводишь к взаимодействию миров. А это может оказаться опасно и даже смертельно. Вчера в институте ты чуть не погубил этот мирок, открыть с десяток порталов за пару минут – это безумие. Чем ты тогда думал?
– Спинным мозгом, – угрюмо произнёс я.
– Похоже на то, – кивнул Шурик, – Теперь жди в гости Стенной Ужас.
– И что мне делать, когда они придут? – робко осведомился я.
– Не смей сопротивляться. Стена – их владения. Они своеобразная «стенная полиция», «хранители порталов». И только благодаря им этот мир не разлетелся вдребезги после твоих выкрутасов. Не пытайся с ними бороться. Не пытайся их понять. Там своя философия, непостижимая нашему уму. А также власть и сила. Мы живём среди стен. Там, где есть стены, есть и они.
– Я понял… Я учту… Слушай, а ты был в иных мирах?
– Собственно говоря, я сейчас в ином мире и нахожусь. Жизнь у меня разнообразная, много путешествую. Ты тоже, если повезёт, поскитаешься. Главное, запомни первую заповедь стеноходца – «Никогда не становись на пути у Стенного Ужаса».
– Я запомню.

Он пришёл ко мне на следующий день, суровым промозглым утром. Невысокий, коренастый гость пристально разглядывал меня, а я, в свою очередь, таращился на его гладкую серую кожу, угловатые черты и необычный профиль. В его глазах был беспросветный мрак. Это были глаза не человека, а сверхсущества. Так вот ты какой, Стенной Ужас. Не кошмарное чудовище из преисподней, а небольшой серокожий человечек. Но ведь и маленький серокожий человечек вполне может быть кошмарным чудовищем из преисподней.
– Пойдём со мной, – сказал С. У. вполне человеческим голосом.
– А если я откажусь? – поинтересовался я.
– Тогда я повторю свою просьбу, но учти: мы не повторяем трижды.
Я молчал, опустив голову под взглядом сверхсущества. Мир вокруг меня медленно тускнет, теряя былые краски. Всё вокруг: друзья, институт, Екатерина, стало вдруг ужасно скучным и ненужным. Всего лишь один мир из тысяч, причём не самый лучший. А есть ли он вообще, лучший мир. Может я смогу найти его по ту сторону стенного портала? С. У. не торопил, он молча ждал, не упиваясь своей властью. Он был таким чужим и далёким, и в то же время сейчас он являлся самым близким мне существом. Эти глаза, два бездонных омута, бурили насквозь тело и душу. Он взял меня за руку. Прикосновение было на удивление мягким и тёплым.
– Ты стал опасен. Я отведу тебя туда, где ты научишься правильно распоряжаться вверенной тебе силой.
Он уводил меня из моего мира, где все меня бросили, и я всех бросил. А за каменной твердью стены ждут иные миры. Веди меня, Стенной Ужас, Хранитель Портала. Не бес, не ангел, чужая загадочная сила. Стена – это дорога, стена – это полёт. Сквозь тьму и холод, сквозь гул и озноб достигнуть пределов иной реальности. Веди меня туда, где я буду счастлив.

Но у смерти законы суровые,
Тяжела гробовая доска.
Не поднять нам эту доску тяжёлую.
В черепок заглянула тоска…

июнь 2000
Уфа.

13-03-2003   Copyright by Леопардик
 

 
   
общая оценка:: 0 || голосовало:: 0
 

 
Ваше имя *
BB Code
[Помощь]
Смайлики
 
Ваш отзыв *
Отправить приватно    
Код
(если не видно цифры-кликните на картинке)
*
поля, отмеченные звездочкой * обязательны к заполнению
 

 
 
 
  
 
Вход
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
 
 
Онлайн 
Гостей онлайн: 4
 
Больше всего посетителей одновременно (1934)
здесь было 06-11-2019 16:43
 
 
Авторское
  Рассказы (Проза) 4
  Песни (Стихи) 1

Самое читаемое
  За Стеной (380)
  Male & Female (335)

 
 
Авторы портала
& * - . 1 4 = A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А Б В Г Д Е Ё Ж З И І Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я [ _ ~  
 
 
Контакты
Напишите нам
 

 
 
Copyright  © 2001-2020 Taspol.Info   Права на опубликованные произведения на Литературном Портале Taspol принадлежат их авторам
      
Наши партнеры: