Главная Поиск Прямой эфир
Произведений  |  Дневников
Новые
произведения
Рейтинги
Авторов  |  Произведений
сделать стартовой || в избранное
 
 
Медовый месяц
Автор:: Morte
Раздел:: 
Проза
Категория:: Эротика (проза)
Цикл:: Ъ ( несказанно-твёрдое ) (
Просмотров::   452
 

 
Посвящается Лелочку

Он помнил Ее только такой – застывшую у окна, с живым взглядом, рассматривающую их небольшой дворик. Бывало, Он не видел Ее днями или неделями – шторы на первом этаже оставались задернутыми, а у Него хватало собственных дел, что бы помнить о Девушке с первого этажа.
Он уходил рано утром – сначала в Университет, потом в спортивную секцию и, иногда, на встречу с Подругой. А Она.. Она не хотела, что бы Он лишний раз видел Ее лицо.. Почему? Ему принадлежала жизнь, она кипела, бурлила в Его теле, Он носился как угорелый, соседская кошка с фырканьем еле-еле успевала убраться от Его ног… Она же сидела и смотрела во двор, где ходили люди, где пели птицы... Там, за окном, была совсем-совсем другая Жизнь, Жизнь, в котором для Нее не было места, где нет проклятого инвалидного кресла… Несчастье произошло с Ней давно, когда несмышленышем попала вместе с родителями в аварию… Осталась жить - словно в насмешку над самой Жизнью, надломленный Цветок, который продолжает существовать, но которому, казалось, так и не суждено распуститься…
Она любила Его – быть может, потому что видела Его чаще других, кто знает? С легкостью читая на Его лице, счастлив Он или печален, грустен или весел, Она переживала вместе с Ним, радовалась, когда хоть на мгновение видела Его улыбку… Он же лишь изредка кидал косой взгляд в сторону Ее окна, и, когда это случалось, душа Ее пела...
Конечно, Она понимала, что Он никогда не будет Ее – красивый, обходительный и, наверное, нравился девушкам – юноша пару раз приводил Подругу к себе домой. И, все же, Она любила, даже не понимая, что Он значит для нее так много.… Несколько раз Она набирала Его телефон, ждала, когда в трубке раздастся характерное «Да?» и просила позвать несуществующего человека… По вечерам Она рисовала, рисовала двор, Соседку, дерущихся собак… Но одной картиной, вернее, портретом, Она дорожила больше всего – на нем был изображен Он. Над портретом Она трудилась долгих три месяца, поджидая Его по вечерам с, казалось бы, закрытыми шторами – но результат получился просто ошеломляющим: на холсте Он казался живым. Не с бестолковым выражением лица, как на фотографиях, не замечтавшимся, каким Его раз изобразил уличный портретист, а именно таким, каким видела Она...
Маме иногда удавалась продать две-три Ее картины, что позволяло прикупить теплых вещей или апельсинов к ужину. Как ни странно, лучше всего у Нее получались животные, но люди покупали исключительно пейзажи…
Она рисовала самозабвенно, выражая в картинах все то, что видела по телевизору или то, что описывали в книжках дяденьки, успевшие объездить весь земной шар. И у Матери, и у немногих Ее знакомых никогда не было проблем с подарками – коробочка с красками и несколько кисточек…
Он побеждал на соревнованиях, ходил на клубы и дискотеки, сдавал курсовые и готовился к написанию дипломной работы.
Она очень много читала, могла с удивительным знанием сути дела рассказывать о творчестве современных художников.
Он бегал по утрам, пытался стать «моржом», купаясь зимой в проруби.
Мама Ее приходила домой поздно, а Она, когда не рисовала, не выполняла посильную домашнюю работу, не читала и не смотрела «ящик», думала о Нем…
Он появлялся домой под вечер или даже ночью, иногда уставший, иногда счастливый, со следами помады и легким ароматом женских духов.
Она разглядывала свою бледную кожу в зеркале – сказывалась нехватка свежего воздуха, а часто бывать на улице Она не могла – кресло вынести было некому, разве что Мама попросит кого-то.
Он, когда был в хорошем настроении, прыгал через три ступеньки сразу, буквально взлетая на свой третий этаж, привнося в квартиру, которую Он делил с родителями, запахи улицы.
Его несколько раз показывала по телевизору, а Она сомневалась, что Он знает, как Ее зовут…

Это был последний всплеск лета – тепло потихоньку ускользало, уступая место осеннему ветру, который, как известно, имеет мерзкую привычку пробирать до костей. Он стоял у дверей собственной квартиры и колдовал над непослушным замком. Может, у Него излишне тряслись руки – все-таки пришлось изрядно понервничать.
Час назад, на областных соревнованиях, ему стало дурно: непонятно почему закружилась голова, в глазах потемнело, руки стали ватными… Конечно, выступать он не смог, тренер был в гневе, но поделать было ничего нельзя, приговор врача был однозначен – никаких нагрузок.
Наконец, замок сдался, и, проскользнув в квартиру, Он привычно стал переодеваться. Непонятная приключилась с ним штука, никогда раньше такого не было. Врач предложил Ему пройти обследование в местной поликлинике, но Он отказался… Хотя тренер в угрожающей форме велел посетить медиков, что бы выяснить причину этой чертовщины.
Его удивило, что Отец встревожился после рассказа о случившемся, и они довольно долго о чем-то совещались с Мамой при закрытых дверях. Он не понимал, почем родители придают такое большое значение случайному недомоганию – ну, мало ли, с кем не бывает, переутомился на тренировках, и всего делов-то.

Через день Его Мама сидела у Профессора в клинике.
- Знаете, милочка (Профессор, большой друг ее отца, всегда называл Маму «милочкой»), все это крайне печально. Не мне вам указывать, но Ему таки надо было все рассказать после достижения совершеннолетия.
- Но…
- Да, я понимаю, милочка, это было бы жестоким ударом для юноши, но теперь тянуть дальше некуда, он должен пройти обследование у меня, и чем скорее – тем лучше.

Несколькими днями позже Он, поддавшись на угрозы тренера и уговоры Мамы, очутился перед внушительными дверями, на которых значилось «Профессор такой-то». Он усмехнулся, постучал и зашел внутрь...

- К сожалению, милочка, утешить вас я не могу. Медицина по-прежнему не на высоте, за истекшее время новых препаратов наизобретали конечно, только вот похвастаться особенно нечем. – Профессор в четвертый раз принялся протирать очки тряпочкой. Даже ему, умудренному жизнью человеку, было невыносимо глядеть в заплаканные глаза Матери.
- Сколько... Сколько ему осталось? – Голос Матери звучал глухо, не выражал почти ничего, был просто бесцветным.
- Сложно сказать, не более двух-трех месяцев. Он и до сегодняшнего момента дожил только благодаря спорту... Так что приведите его ко мне, Он имеет право знать, что происходит...

Он решил, что Профессор сошел с ума. Нет, это решительно невозможно, только не с Ним... Как это так... Нет-нет, в результатах анализов явно что-то напутали, туда вкралась ошибка!.. Он с мольбой оглянулся на Мать, ждал, что сейчас она скажет, что все это чушь собачья, Он здоров, а этот Профессор и вся поликлиника пусть катятся ко всем чертям! Но Мать молчала, уткнув лицо в ладони.
Услышанное не укладывалось в голове – оказывается, всю жизнь Он был неизлечимо болен, Болезнь с названием, что и выговорить-то сложно, тайно грызла Его, точила силы... И провести на Земле Ему осталось всего ничего...
Он вдруг вскочил с места, сжал виски ладонями, потом еще раз взглянул на Мать и выбежал в коридор.
Пришел Он в себя только в Парке, на одинокой скрипучей скамейке. В кармане надрывался мобильник, но Ему было не до телефона… Казалось, даже Солнце светит тусклее…
... Вернулся домой Он поздно ночью, когда родители делали вид, что спят – у Него не было сил говорить с ними. Он удивлялся сам себе – как рассудок не помутился. Да, сначала он хотел пойти и напиться, напиться вдрызг, но после первого же бокала почувствовал отвращение к самому себе. Сама мысль, что Он смалодушничал, захотел уйти таким образом от проблемы, взбесила. С думами, что надо будет сделать завтра, Он отключился.
Дальше все крутилось, как в больном сне – он забирал документы с Университета, прощался с тренером – «официально» считалось, что Его семья переезжает. Так будет лучше – рассудил Он, Ему не нужны были сострадание или жалость.
Он не хотел, что бы друзья видели, как Ему с каждым днем стает все хуже и хуже, как Он из спортсмена превращается в развалину. Родители Ему в этом не перечили – как лучше уйти их жизни – личное дело каждого. Мать рыдала ночами, предлагала попробовать новомодные препараты... Но Он отказывался – зачем? Что бы прожить вместо 2х месяцев два с половиной? Да и родители не миллиардеры, а любое из этих лекарств денег стоит, причем немалых.
Пару раз Мать возила его к бабкам, знахарям и всяким шарлатанам – но, как и официальная наука, они были бессильны: еженедельный осмотр показывал, что Болезнь прогрессирует.

Припоминая, как первую неделю сходил с ума, Он даже вновь научился улыбаться. Перед Его глазами мелькали воспоминания, словно кадры старых кинолент. Впереди достаточно времени, что бы перебрать свою жизнь, понять, чего ты в ней достиг, и кто и как тебя вспомнит после…
Дни шли за днями, а Он чувствовал дыхание Болезни у себя за спиной. Он посетил с родителями столичных врачей, но и там светила медицинской мысли виновато разводили руками – панацеи от Болезни пока не существует. О да, натура спортсмена не разрешала сдаваться без боя – и Он принял бой, принял на неравных условиях.
Сейчас, сидя на лавочке у дома, Он размышлял. Размышлял о том, что Он проиграл. Странное ощущение – ты волен делать все, что захочешь. Ну абсолютно все… Однако Его охватила апатия – и в самом деле, приближающая смерть лишала Его тех немногих радостей жизни, что еще оставались. Он с тоской посмотрел на свои руки – некогда полные сил, сейчас они казались Ему чужими. Внезапно Он почувствовал взгляд, не мимолетный, а ищущий, наблюдающий. Он оглянулся и все таки успел заметить, как шевельнулись гардины на первом этаже.
- Хм, кому я нужен… - отбросил Он нелепую мысль, что кто-то теряет время, наблюдая за ним.
Дни стояли теплые, потому Он все больше времени проводил во дворе, с плеером, читая «Войну и Мир» Толстого, так как стало вдруг интересно, почему это произведение признано мировым шедевром. Чтение давалось ему тяжело – слог Толстого был труден для восприятия. Краешком глаза он заметил, как дрогнули занавески на том самом окне, и на секунду показалось лицо очень бледной девушки. Уловив, что он смотрит прямо на нее, Она тот час же одернула гардину…
«Совсем непонятное что-то...», - подумалось Ему, девушка заслонила собой Пьера Безухова.
Вскоре это превратилось в какой-то своеобразный ритуал – Он выходил на улицу с книжкой и, искоса поглядывая, выжидал, когда раздвинутся немного занавески на таинственном первом этаже. Он как-то даже спросил у Матери, кто там живет, но она знала до обидного мало – что есть девочка, у которой что-то не в порядке со здоровьем и она никуда не выходит. Он с трудом, но припомнил, как видел Ее пару раз, мельком, когда приходил из клуба.
Эта девушка заинтересовала Его своим непонятным поведением – почему, как только Она замечает Его внимание, то сразу исчезает во мраке своей комнаты? Был только один способ это выяснить – завязать с Ней знакомство.
Итак, вскоре план был готов. Несколько последующих дней Он в одно и то же время выходил на улицу и, когда отметил, что Девушка усвоила его режим и уже поджидает Его за приоткрытыми шторами, решил, что время настало.
На следующий день, стараясь не шуметь, он выскользнул из дверей и притаился под окном, внимательно наблюдая за занавесками. Через несколько минут Его терпение было вознаграждено – материя немного шевельнулась, потом щель стала шире – Девушка выглядывала во двор.
Он тогда выглянул из своего укрытия и встретился взглядом с Ней.
То, что Он увидел, просто потрясло – черты лицо девушки были очень милые, само лицо можно было смело назвать красивым, только вот худым и изможденным тоже... Что больше всего поразило – это Ее огромные глаза, которые широко распахнулись, когда Он так неожиданно выскочил…
Она не могла поверить – Он смотрит на Нее, причем так близко – их разделяет всего-навсего хрупкое стекло… Конечно, Он поджидал Ее, такое не могло произойти случайно… Но зачем? Она смотрела на Любимого, не в силах отвести взгляд, и страшась, и не доверяя самой себе.
Наконец, Она опомнилась и задернула шторы.
А Он так и остался стоять на улице, чувствуя себя дурак-дураком и спрашивая, чего, Он, собственно, добился. Но перед глазами у Него стояло Ее лицо и бездонные, удивительные глаза…
Так закончился день. Ночь прошла спокойно и безмятежно. Он впервые за много времени спал спокойно, без кошмаров.

Она взглянула на часы – в это время Он раньше выходил во двор, но, как Она поняла, это была всего лишь уловка, что бы увидеть Ее… Зачем он поступил так, Она до сих пор не понимала. Из задумчивости Ее вывел звук попавшего в окно камешка. Она подкатило кресло к окну и одернула занавески. За окном стоял Он.
В руке у Него был неброский, но очень красивый букет (Он оббегал весь цветочный базар с утра, выбирая самый экстравагантный).
Увидев, что Она не спряталась, как обычно, Он неторопливо подошел к окну.
- Привет.
Она только по движению губ догадалась, что Он поздоровался – звук через запертое окно проходил плохо.
- Привет. – Ее губы чуть слышно произнесли это слово раньше, чем Она осознала, что ответила Ему.
Он знаками показал, что ничего не слышит.
В Ее голове мысли окончательно смешались. После вчерашнего происшествия Она и так была здорово напугана, а сейчас…
Он все стоял там, внизу, надо было что-то делать… Наконец Она решилась, и, отодвинув защелку, распахнула половинку окна. Спертый воздух Ее комнаты улетучился, уступив место красочным запахом буйствующей осени.
- Привет. Это – тебе! – Он осторожно положил цветы на подоконник.
- Спасибо. – Она очень осторожно взяла букет и вдохнула аромат цветов - пахли они восхитительно.
- Я живу на третьем этаже, почти над тобой. – голос у Него был тихий, немного взволнованный.
- Я знаю... – прошептала Она.
- Странно, что я так редко тебя видел… Ты не очень любишь гулять?
- Я… очень люблю… но не могу…
Он тот час же уловил, что задел очень больную для Нее тему и выругал себя – Мама же говорила, что Девушка редко появляется на улице.
- Я пару раз мельком видел тебя, когда читал книгу, вон там, на лавочке…
- Я… просто люблю… смотреть на двор…
- Да, у нас замечательный дворик, осколок старого Города.
Она помолчала, наступила неловкая пауза. Юноша как-то виновато улыбнулся.
- Знаешь, я вот посмотрел на тебя, и мне стало стыдно.
- Почему?
- Потому что я живу тут так долго, а до сих пор не знаю, как Тебя зовут.
По Ее губам скользнула улыбка-молния, которая сразу скрылась, и Она назвала свое имя.
Он отвесил шутливый поклон и представился сам.
- Очень приятно!

Девушка уже давно пришла в себя от неожиданности и с огромным удовольствием слушала Его – ведь перед Ней впервые приоткрылся край того, загадочного Мира.
Они проговорили о разных пустяках, потом Он вежливо попрощался и попросил разрешения еще раз увидеть Ее.
Она, засмеявшись, кивнула. В этот момент юноша почувствовал прилив сил, энергии, чего уже давно с ним не случалось…
Когда одна закрывала шторы, Он увидел спинку инвалидного кресла и понял все.

Утром следующего дня солнце светило как никогда – столь ярко и красочно, что Он удивился самому себе: оказывается, еще не совсем утерял способность чувствовать ритм жизни.
Она проснулась со смешанным чувством – вчерашнее происшествие (ей нравилось думать о встрече с Ним как о занимательном приключении) взбудоражило размеренное и унылое течение дня. Девушка была счастлива, и никто в мире не посмеет отнять эту Радость…
Она с трепетом вслушивалась в шаги за окном, и, когда, наконец, маленький камешек попал ей в окно, то, казалось, сердечко Ее выпрыгнет из груди.
Девушка выглянула – на залитом светом дворе стоял Он, а рядом красовалось кожаное кресло. Ей было невдомек, каких трудов стоило Ему выволочь его с третьего этажа.
- Я знаю все. – Просто сказал Он.
- Если хочешь, я могу вынести тебя на солнце.
В ней боролись чувства, но пока сомнения кружились в голове, руки уже отпирали двери. Когда замок щелкнул Он, улыбнувшись, заглянул в квартиру.
- Можно?
- Да, проходи, я сейчас. – Девушка с удивительным проворством натянула на себя махровый халатик.
Он с любопытством оглядывал Ее скромное жилище – на каждой из старых стен, уклеенных давно пришедшими в негодность обоями, висели картины.
Огромное их количество и одна и та же манера исполнения наводили на мысль, что художник живет или жил в этой квартире.
Когда дверь в комнату девушки приоткрылась и она вкатила свое кресло в прихожую, он заметил на металлических конструкциях следы краски. Тогда все встало на свои места.
Отсутствие на щеках какой-либо косметики делало Ее лицо красивым какой-то настоящей, внутренней, утонченной красотой, и юноша невольно залюбовался Ею.
Он с легкостью подхватил ее на руки и вынес во двор.
Она с наслаждением вдыхала свежий воздух, любовалась птицами… Он же сидел на ручке кресла и они тихо беседовали.

Вскоре все во дворе, даже сварливая Бабка, которую боялся Управдом, обсуждали непонятное – что за парочка появилась в доме. И почему девчушка, с виду ладненькая, никогда не встает с кресла… Правды не знал никто, а выдумывать люди большие мастера…

…Но Он и Она просто ловили дни уходящего лета, справедливо названного Бабьим…

Она понемногу узнавала Его, а Он диву давался… Диву давался что сейчас, когда вроде бы жизнь кончена, Бог, Судьба или Высшие Силы подарили ему Ангела…
Как мелочна показалась Ему Подруга в тот день, когда Он признался, что неизлечимо болен… Как она отступила назад, словно испугавшись, что на нее, молодую и красивую, упадет тень Смерти… И тогда Он, наконец, прозрел - какой перед ним разыгрывали фарс и что ее слова про любовь были простой игрушкою…

Он видел, как ждала Его Девушка, как жила встречами… И понимал, что влюбляется… Влюбляется в нее, такую чистую и необыкновенную душою…
Он улыбнулся, узнав что Она очень плохо знает эстраду и дал ей свои компакт-диски и проигрыватель… Теперь, вечерами, Она рисовала под Его любимые песни… Мама Ее, конечно, знала про их отношения – такое утаить было сложно – и тихо радовалась за Дочку, которая буквально расцветала на глазах. Одного материнское сердце понять было не в силах – что нашел этот привлекательный юноша в ее Девочке?..

Как-то вечером они сидели вдвоем, Она читала принесенный им последний номер женского журнала, как вдруг во двор въехала роскошная иномарка.
Он нахмурился – номер машины был ему знаком. Пыхтя, из машины выбрался Амбал и из галантно открытой дверцы выпорхнула Подруга, изрядно пьяная.
- Привет..ик – Выдавила наконец Она из себя.
- Ты чего не звонишь?... Загордился?... А?... Нехорошо забывать старых друзей… - Подруга нетвердо стояла на ногах, Амбал выглядел тоже не лучшим образом… Вообще удивительно, как он в таком состоянии не пересчитал все столбы на дороге…
- Ну, вечер добрый – Хмуро ответил Он.
- Зачем приехали?
- Как это … зачем? – Глупо хихикнув, переспросила Подруга.
- Мы с Амбаликом были рядом и решили тебя проведать… пока ты не это… - Подруга показала большим пальцем вниз.
Он зло прищурился.
- Тебе лучше убраться. Уже. Немедленно. – в голосе прозвучала неприкрытая угроза.
Но металлические нотки в Его голосе не отрезвили Подругу.
- А то что… ой… млин… а это кто? – Подруга уставилась на Нее.
- Это что за серая мышь?... Сестра-утешительница?.. А?... Или это твоя новая пассия?... Ну что ты в ней нашел?... Ни рожи, ни кожи!... Или когда тебе отказали все нормальные девчонки, ты польстился на э т о?...

Его руки непроизвольно сжались в кулаки. Даже Амбал, чьи пропитые мозги можно было смело уложить в спичечный коробок, понял, что Подруга явно наговорила лишнего. Он захлопотал возле нее, и, после нескольких невнятных слов запихнул Подругу в салон машины, прыгнул на место водителя и, просигналив, умчался в ночь.
Когда Он оглянулся – по Ее щекам текли слезы. Как она проклинала свои ноги, что не может вскочить и скрыться в спасительной темноте от такого позора, такого нечеловеческого унижения…
- Действительно, кто я тебе? Кто?
- Посмотри на меня.
Рыдания сотрясали ее худенькое тело, Она плакала и плакала….
- ПОСМОТРИ НА МЕНЯ.
На Него взглянули прекрасные глаза, налитые слезами…
- То, что сказала Она – неправда. Ты очень дорога мне. Видит Бог, сейчас, когда я понимаю, насколько дорога Жизнь… Знаешь, я бесконечно благодарен Провидению, что оно послало мне тебя.
Он рассказал ей о Болезни, о том, что жить ему осталось немного…
- Но, сколько бы не осталось, я рад, я безумно счастлив, что встретил Тебя.
Она грустно покачала головой
-Эта девушка сказала чистую правду... Я для тебя – никто, и всегда была никем. Я не знаю, зачем ты все это затеял, но это очень жестоко. Отнеси меня домой, пожалуйста.

После этого они не виделись несколько дней – Она отказывалась от встречи и Ему оставалось только гадать, чего стоит Ей их разлука.
Но он не сдавался и сказал, что завтра хочет познакомить Ее с человеком, который, бесспорно, будет ей очень интересен.
Она, заинтригованная, разрешила, но с условием, что Он останется за дверями Ее квартиры.
Как оказалось, порог ее жилища переступил известный Художник, с которым была знакома Его мама… Художник и Девушка очень долго проворили об искусстве, и мэтр восхитился Ее работами.
- Дорогая, у вас талант, причем талант уникальный! Если бы хоть у одного из 100 моих бестолковых студентов был такой же, я был бы счастлив! Вам надо, надо учиться!...
Договорились, что три раза в неделю Художник будет устраивать занятия для нее – благо он жил недалеко. На прощание Она получила в подарок набор профессиональных красок и кисточек.

Когда Художник ушел, Он стоял под окном. Она выглянула и увидела Его одинокую фигуру среди деревьев.
- Зайди – Попросила Она.
На улице зажглись фонари и почтенные отцы семейств усаживались напротив телевизоров в предвкушении очередной порции ужасов, именуемых новостями…
Он неловко топтался в прихожей, переминаясь с ноги на ногу.
- Проходи – позвала Она, голос Ее звучал как-то по новому.
Он впервые очутился в ее комнате – девушка сидела на кровати, ожидая его.
- Садись.
Он оглядел спартанское убранство комнаты и присел воз Нее. Она погасила лампу и обняла Его.
- А теперь молчи, молчи, любимый… Не нужно слов…
- А как же мама?
- Она сегодня в ночную смену…

Он почти не мог уже говорить – силы покидали ранее молодое и крепкое тело. Да, Он отказался ехать в больницу, отверг болеутоляющие – молодой человек желал умереть в полном сознании, что бы рядом была Та, которую он любит, даже не смотря на сжигающую боль... Любимая... Она с трудом сдерживала рыдания, а у Него слез уже не было... Только сознание что Она вместе с ним, еще удерживала Его на этом свете.
Говорят, что человек перед смертью понимает, что у него осталось несколько мгновений для прощания со всем миром... Он громадным усилием воли взглянул Ей в глаза, коснулся Ее руки и прошептал:
- Жизнь так прекрасна, ведь в ней есть Ты... – Он словно хотел добавить еще что-то, но горлом пошла кровь, Он закашлялся, в последний раз сжал Ее ладонь, и после этого Его не стало... Душа Его отправилась в путь, из которого нет возврата, а Она опять очутилась одна на Земле...

В воздухе кружились листья – осеннее тепло готовилось смениться зимними вьюгами и метелями. Она смотрела на Его лицо, высеченное в граните – огромных трудов стоило Ей выбраться сюда, к Нему, на кладбище… По иронии судьбы, только тут можно отвлечься полностью от суеты, которой наполнены дни. Да, ее картины, после того как их увидел Художник, стали выставляться и даже появились первые заказчики, даже Профессор попросил нарисовать себе звездное небо…
Капли надвигающегося дождя оросили землю, скользнули по Его последнему слову, которое, как юноша просил, было выбито на памятнике:

«Когда для мира умираешь –
Ты возрождаешься в себе.
И Ей к ногам ты все кидаешь
Все Ей одной, Она – тебе…»

Она пришла к Нему не с пустыми руками – в руках Она держала картину, на которой была изображена Ночь, та самая Ночь, когда они принадлежали друг другу, принадлежали до конца...

Бабка, промышляющая сбором венков и цветов с могил, долго не могла надивиться – под памятником недавно похороненного парня («А молодой-то был, прости Господи, не иначе как наркотиками баловался... Аль еще чем похуже!») лежал странный рисунок... Недавно прошел дождик, капли попали и на полотно, лиц было уже не разобрать, но фигуры юноши и девушки, занимающихся любовью, проступали достаточно отчетливо...
- Срамота-то какая, в таком месте! – Бабка тяжело вздохнула, сняла венок и неизвестно зачем подобрала и картину...



08-04-2003   Copyright by Morte
 

 
   
общая оценка:: 0 || голосовало:: 0
 

 
Ваше имя *
BB Code
[Помощь]
Смайлики
 
Ваш отзыв *
Отправить приватно    
Код
(если не видно цифры-кликните на картинке)
*
поля, отмеченные звездочкой * обязательны к заполнению
 

 
>>  
Автор отзыва:: гость Olesya
[редактировать]
  Заюничка, огромное преогромное спасибо тебе за то, что ты есть на этой круглой и огромной Земле. Я тебя теперь не просто... Удивил и порадовал! Спасибо бальшое и человеческое, мой воздух!  
 
Дата:: 23-04-2003 00:00
 
 
>>  
Автор отзыва:: гость Milena*
[редактировать]
  Здорово, но очень грустно.....  
 
Дата:: 09-04-2003 00:00
 
 
>>  
Автор отзыва:: гость Нина Юдичева
[редактировать]
  Выше всяких похвал


 
 
Дата:: 08-04-2003 00:00
 
 
>>  
Автор отзыва:: гость М@лыш
[редактировать]
  Солнце! Ты самый настоящий друг, которого можно встретить в этой жизни... Надеюсь, что наш лелочек оценит твою работу по достоинству.
После всего прочитанного у меня есть только одно пожелание:
Давайте, не смотря ни на что, всегда оставаться вместе и во всем поддерживать друг-друга.
Я люблю тебя и лелочка... вы для меня все!
 
 
Дата:: 08-04-2003 00:00
 
 
 
 
  
 
Вход
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
 
 
Онлайн 
Гостей онлайн: 9
 
Больше всего посетителей одновременно (1934)
здесь было 06-11-2019 16:43
 
 
Авторское
  Рассказы (Проза) 2
  Эротика (проза) (Проза) 4

Самое читаемое
  Я и Он. (1334)
  Медовый месяц (453)

 
 
Авторы портала
& * - . 1 4 = A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А Б В Г Д Е Ё Ж З И І Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я [ _ ~  
 
 
Контакты
Напишите нам
 

 
 
Copyright  © 2001-2020 Taspol.Info   Права на опубликованные произведения на Литературном Портале Taspol принадлежат их авторам
      
Наши партнеры: