Главная Поиск Прямой эфир
Произведений  |  Дневников
Новые
произведения
Рейтинги
Авторов  |  Произведений
сделать стартовой || в избранное
 
 
Дождь
Автор:: amorphous
Раздел:: 
Проза
Категория:: Рассказы
Цикл:: попытка соответсвовать внутреннему
Просмотров::   300
 

 
Дождь.

1

Он сидел перед окном и смотрел на медленно стекающие по стеклу капли
дождя. Они как будто играли друг с другом, сливались вместе, убегали и
догоняли. Казалось, что они живые, что они наделены каким-то общим разумом и
двигаются так не по приказу физических законов, а лишь потому, что сами того
хотят. И сейчас ему казалось, что в образуемых ими узорах есть некая мистика,
какой-то скрытый смысл...
Привычка смотреть на капли возникла у него давно, она
позволяла ему расслабиться физически и собраться с мыслями. Возможно, именно
из-за этого он и любил дождь.
Ему было 22, он был молод и амбициозен. Не более многих, но и не
менее остальных. Хотя иногда его и упрекали в том, что он хочет слишком
многого, сам он так не считал. Его звали Алексеем, однако сам себя он
предпочитал называть не иначе, чем Рэй. Рэй - был его псевдоним в опутавшей
всю планету паутине, именуемой Интернет. Почему он так себя назвал он и сам
врятли бы ответил, просто спонтанное решение принятое им давным-давно, когда
он впервые вошёл в чат. Это не было чем-то обдуманным, и он ничего этим не
хотел сказать, просто взял и ответил, когда его спросили - Меня зовут Рэй. С
тех пор он сильно привязался к этому имени и часто представлялся так и в
повседневной жизни.

Сегодня обязательно должно случиться что-то значимое, подумал он глядя
как крупная капля, сметая все остальные попавшиеся у неё на пути, скатилась
вниз и с лёгким стуком ударилась о карниз, определённо должно... Лёгкая улыбка
коснулась уголков уго губ - вопреки всему, всё будет хорошо.
Банка кофе заманчиво смотрела на него с полки. Она манила его, как бы
говоря "Ну что дружок, не пора ли тебе взбодриться, ведь вижу, что ты устал и
хочешь спать", "я - именно то, что тебе сейчас нужно". Но, он не хотел
доводить себя до состояния неврастеника с жилами, кипящими кофеином, хотя
организм, вторя кофе, пытался убедить его в такой необходимости. Сегодня, а
именно с полуночи, он успел прикончить уже три чашки своего любимого напитка и
теперь испытывал, достаточно привычный ему, лёгкий "мандраж", но этого
количества кофеина было явно не достаточно, чтобы восполнить слабость в
организме, вызванную четырьмя бессонными ночами. Нет, ему, конечно, удалось
урвать несколько часов беспокойного сна, но его мозг, также как и его тело
хотели большего. Ну ничего, сказал он сам себе - в выходные отосплюсь как
следует, а пока сойдёт и кофе. Конечно, это был самообман, "как следует", он
не отсыпался и в выходные, и он знал это, но мысль эта его бодрила...
Его любовь к кофе, а точнее к кофеину была, пожалуй, не менее сильна,
чем любовь к дождю. Привычка потреблять его выработалась у него за последние
пару лет и сейчас походила скорее на наркотическую зависимость, чем на
обычное предпочтение этого напитка, скажем чаю. Порой кофеин был тем
единственным стержнем, который заставлял его бодрствовать, в то время, как
организм пытался убедить его дать себе отдых. И сейчас он лишь усилием воли
сдерживал себя от того, чтобы не позволить себе ещё одну чашку.

С недавних пор у него появилась ещё и третья любовь, во всяком случае
он так думал. И любовь эта была значительно приятнее чем кофе, и уж конечно,
много интереснее... Это была незнакомка из интернета, в общении с которой он
провёл уже четвёртую ночь подряд, не щадя ни пальцев ни глаз. С ней было
непривычно легко общаться, порой он ловил себя на мысли, что она за эти четыре
привязался к ней так, как будто они были знакомы по меньшей мере пол года.
Ещё ему казалось, что за эти четыре ночи она, возможно, успела узнать
его лучше, чем он сам, хотя сам он считал, что уж себя-то он знает неплохо.
Когда он говорил с ней, он совершенно не замечал времени и усталости, взаимные
вопросы и ответы создавали постоянную череду их диалога, который чертовски не
хотелось прекращать. Чёрт, да он вообще не мог раньше представить, что с
девушкой, тем более с едва знакомой девушкой, можно говорить на любые темы с
такой лёгкостью. Его небогатый опыт общения с противоположным полом чаще всего
приводил к взаимной антипатии. Постепенно он превращался в "тупого, как все
мужики, зануду", а у него отпадало даже желание награждать собеседницу
каким-либо эпитетом. Они просто расходились и больше не встречались. Возможно,
как он думал, дело было в том, что он не видел её, это давало ощущение
защищённости, позволяло говорить абсолютно обо всём и не опасаться насмешек.
Ведь что он терял в том случае, если она вдруг скажет ему, что он совершенно
туп и неинтересен? Он просто сотрёт её имя из списка своего компьютера и
вероятнее всего больше никогда о ней не услышит. Но эта возможность ещё и
заставляла его самого быть тактичнее, ведь на том конце проводов находился
точно такой же компьютер, у которого тоже была возможность удалять из своих
списков обидевших или надоевших своей хозяйке. Но на самом деле дело было
вовсе не в этом. Ему действительно было интересно, да и ей тоже...


2


Немного позже, с ожесточением пережёвывая сухой бутерброд он с тоской
раздумывал над тем, что сегодняшний рабочий день будет далеко не самым
радостным в его жизни, он просто видел, как на него, как не неизлечимо
больного будут коситься сослуживцы. И он будет читать в их глазах что-то на
подобии - "Да, этот парень явно не здоров, если так наплевательски относится к
своему здоровью" или "Он точно скоро слетит с катушек, если уже не слетел, вы
только посмотрите на его синяки под глазами". Они и так не считают его
наркоманом только потому, что он сам, как-то рассказал им во время "перекура"
о своём роке - бессонных ночах, заполненных полезными и не очень делами. А,
плевать, на то, что они будут о нём думать, ему-то какое дело до этого. В
конце концов его здоровье, мысли и желания принадлежат лишь ему и он волен
делать то, что сам сочтёт нужным, и если ему хочется себя убивать, то это ЕГО
право. Он относился к тому типу людей, которые поддержали бы эвтаназию и право
на суицид. Нет, он не стремился умирать, он просто оставлял право выбора за
собой, а не за каким-нибудь жирным докторишкой, на людях изо всех сил
выражающим своё сочувствие и личную заинтересованность в его здоровье, а за
глаза понося всех больных этого света на чём свет стоит.
Наполненный такими мыслями, решимостью победить этот день, и
кофеином вместо крови он и отправился на работу. Шёл дождь, но он не обращал
на него ни малейшего внимания, точнее не обращал на него внимания, присущего
обычным людям. Небо, затянутое тёмно-серым туманом не предвещало появление
солнца по крайней мере до середины дня, но это его вовсе не расстраивало,
наоборот, он наслаждался дождём.


3


Работал он в фирме, выпускающей программное обеспечение для
бухгалтеров и прочую мелкую компьютерную ересь. Фирма была мала и до его
прихода всё шло к тому, что вскоре она должна была исчезнуть с рынка под
гнётом жесточайшей конкуренции, на которую она лишь изредка огрызалась новыми
оригинальными программами и идеями, к чему лично он прикладывал не мало сил.
Надо заметить, что работал он скорее за некую идею, нежели за те скромные
крохи наличности, которые он получал два раза в месяц. Нет, он не был
параноиком клацающим по клавиатуре для того, чтобы доказать окружающим, что он
самый гениальный программист в этом мире. Он был реалист. Но все же что-то в
нём было, и это искренне могли бы подтвердить даже его враги, если бы их об
этом спросили на его поминках. В нём витали некие мысли, которые давали новую
жизнь программам, давно отошедшим от дел, а иногда и порождали новые, которые
были для фирмы, как новая кровь для больного, нуждающегося в переливании. И
это не оставалось незамеченным со стороны руководства. Нет, конечно ключи то
виллы на Канарах или машину с шофёром ему никто не предлагал, но "хозяева" с
большим пониманием относились к его "придурям" опозданиям и плохо скрываемой
сонливости на работе. И ещё, ему нравилась его работа. Вот почему он иногда
совершенно не замечая того, что минутная стрелка настенных фирменных часов
давно уже успела проделать несколько оборотов и что в помещении остался
только он и охранник, изредка поднимающий на него сочувствующий и в тоже время
уважительный взгляд. Если он чувствовал, что близок к цели, то остановить его
не могло ничто.


4


Опоздал он на 32 минуты, что по мнению его соседей по работе было
просто неслыханно, они себе не могли позволить опоздание в десять минут без
выговора со стороны начальства, и то, как легко опоздания сходили с рук "этому
молодому, выскочке", вызывало в них зависть и раздражение. А уж после того как
прошёл слух о том, что его собираются сделать руководителем отдела их
раздражение перешло в плохо скрываемую ненависть. Но никаких действий они пока
не предпринимали их злоба выливалась на совместных перекурах и прочих
"шушуканьях", так что у него не было веских причин как-то с этим бороться.
Привычным жестом скинув с плеч мокрый плащ и небрежно запихав его
в шкаф, он сел за свой компьютер. Косые взгляды соседей вызывали в нём
странную, детскую радость, это чувство было похоже на то, которое испытывает
ребёнок в детском саду, когда воспитатель выделяет его из всех, хвалит и
поощряет конфетой. Да, его сослуживцы (а если верить сплетням, то и будущие
подчиненные) его, мягко говоря, не любили. Но он Рей не вынашивал планов
отмщения, он принимал их отношение к себе, как что-то само собой разумеющееся,
привычное, то с чем нет необходимости бороться. В конце концов это всего лишь
их мнение, воздух, ничто. Они же не собираются его убивать только лишь из-за
того, что он родился более одарённым, чем они. И он не будет им досаждать. Он
занялся привычным ему делом - написанием программ. Дождь стучал за окном, он
успокаивал и вдохновлял. Работа шла вперёд. Вошедший через два часа начальник
с удовлетворением отметил, что на его экране был виден достаточно большой
кусок текста программы, с лихвой покрывающий всё то, что успели сделать за это
время три его соседа по комнате.
- Хорошо. Ты уже заканчиваешь то, что запланировал?
- Да, начал он рассеяно, я тут немно...
И тут на него навалилось странное чувство deja vu, обрывки фраз мелькали в
мозгу как блики от воды на потолке "закончил ли я то, что запланировал?",
"Облака...", "Дождь...", "Пора...". Нахлынувшие ощущения окутывали его как
туман окутывает стоящее посреди болота одинокое деревце. Перед глазами
мелькали затейливые узоры, напоминающие калейдоскоп, но самым ярким образом,
ложащимся поверх всех остальных был узор капель на стекле, точно такой,
который он видел сегодня утром, а возможно и много раз раньше. Все вместе они
создавали размытые символы, отдалённо похожие на древние, давно забытые
иероглифы. Менее чётко проступали под этим ярким образом - блеск металла на
солнце, круги на воде. В ушах появилась какофония из множества звуков, свист,
треск, звон, всё слилось воедино... Туман вокруг сгущался до тех пор, пока не
скрыл от него всю реальность вокруг. Затем наступила темнота...


5


Вяло потрескивал костёр, двое мужчин сидели у него и сушили промокшие
под недавним дождём вещи, тихо переговариваясь между собой. Сгущались сумерки,
едва различимая полоска заката ещё была видна на горизонте, его слабый свет,
отражаясь от облаков, создавал умопомрачительный вид, приковывая к себе его
взгляд. Под впечатлением подобных пейзажей, у некоторых рождаются стихи или
картины, но он не был ни поэтом, ни художником, во всяком случае в этой жизни,
он был воином. Не по призванию, а по принуждению, но тем не менее.
Слабый ветер, едва колыхал деревья. Далеко-далеко, там, где по их
представлениям, а также по купеной у торговца в таверне карте должно было быть
море. Последние лучи отражались на рукоятке короткого меча, лежащего рядом с
аккуратно сложенными кольчугами, как бы играя с ним. Где-то далеко в лесу
ухала одинокая птица.
- Я бы на твоём месте не стал сориться в таверне с постояльцами,
заговорил один из мужчин, одному богу известно, что у них на уме и кто может
быть у них в покровителях или в услужении. Да и повод-то... Мы и так знаем,
где порт, старец прожужжал нам все уши насчёт того, как до него добраться. Не
знаю как ты, а я, по-моему, нашёл бы его, если бы не знал и половины примет
старика.
- Да, возможно ты прав, я слегка вспылил, но, ты же знаешь, не в моих
привычках скрывать от нахалов то, что они нахалы. Ты же видел, как он смотрел
на нас. Я чуть было не подумал, что у меня на голове выросли рога.

Едва заметная улыбка мелькнула на его губах при воспоминании этого инцидента в
таверне, переросшего в лёгкую потасовку. Но то, какие последствия это могло
принести, его не беспокоило, в данный момент его интересовало лишь одно -
когда высохнут вещи. Ему было прохладно сидеть почти нагишом, на лёгком, но
все же весьма холодном октябрьском ветре. Ещё его беспокоило то, что шумящая в
лесу птица вполне могла бы послужить им отличным ужином, но он с сожалением
понимал, что в темноте он врятли сможет её поймать, хотя он когда-то и
считался в своей деревне подающим надежды охотником. Но всё это было далеко в
прошлом, и его охотничье мастерство и деревня, спалённая до тла. Но в замен он
научился другому - он научился убивать себе подобных и надо заметить, что
научился он этому очень хорошо, теперь он справлялся с этим просто виртуозно.
И пусть это и было его роком, пусть он видел все эти кошмары, стоило ему
только прикрыть глаза, но это был его долг, его последний смысл в этой некогда
счастливой жизни...


6


Пробуждение из тьмы было похоже на судорожное выныривание из воды,
на исходе дыхания. Он был покрыт холодным потом. Озноб мелкой дрожью
сотрясал его тело, а дыхание было прерывисто, он не сразу понял, где
находится. Однако судя по тому, что никто вокруг не подвал никаких признаков
беспокойства, его забытье было недолгим. Начальник, погруженный в свои мысли
направлялся в свой кабинет, видимо перед тем, как забыться он всё же успел
закончить начатую фразу, или начальник его вовсе не слушал.
Дьявол, что же это такое? Это уже не просто недосыпание и усталость, это нечто
большее, наверное, именно так сходят с ума. От его обычной уверенности в себе
не было и следа, он был по настоящему напуган и растерян. У него и раньше
иногда было что-то отдалённо похожее, но никогда он не видел подобных образов
столь явственно. Раньше он относил это к своему развитому воображению и
считал, что это лишь следствие своей любви к книгам в стиле фэнтези, прочтению
которых он отдавал почти всё свободное время, они помогали ему расслабиться,
уйти на время от этих бесконечных программ. Но на этот раз, это уже не было
просто фантазией, он действительно чувствовал всё то, что происходило "там" -
этот холод от ветра, это уханье птицы, оно до сих пор эхом отдавалось в его
мозгу...
Ещё долго он сидел, тупо смотря на мигающий курсор, перебирая в
мозгу все детали странного видения, пока наконец его не вывел из этого
состояния телефонный звонок в соседнем кабинете, от чего он чуть было не упал
со стула. Всё, хватит, сказал он сам себе, пока я окончательно не свихнулся,
на радость моим соседям, мне необходимо хорошенько отдохнуть. Обычный здоровый
сон, часов на восемь-девять, никаких книг и программ, никаких разглядываний
капель на стекле. Сейчас же я пойду к начальству и попрошу отпуск на
неделю-другую. Может быть даже рвану куда-нибудь за город, сколько можно
дышать этими выхлопами и поглощать радиацию. Если два с половиной года
работать без отпуска и выходных в этих каменных джунглях, то не мудрено, что
здоровье в конце концов начнёт намекать на необходимость отдыха. Рывком подняв
своё тело с мягкого кресла он направился к начальнику. Соседи недоумённо
поглядели на него, когда он пронёсся мимо них сметая распечатки со столов. Но
он был слишком испуган тем, что с ним происходило, чтобы обратить на это
малейшее внимание.
Начальника в кабинете не оказалось, это он понял ещё подходя к его
кабинету - на призывные звонки телефона никто не отвечал. На всякий случай он
всё же заглянул в кабинет, лишь подтвердив своё предположение.
Он начал беспокойно бродить по коридору, судорожно шаря в карманах в поисках
сигарет. Их там не оказалось. Их там не могло оказаться, так как он не курил
уже два года, но сейчас он об этом начисто забыл. Минут 20 он бесцельно гулял
по коридору не находя себе места. Через некоторое время, не обращая
внимания ни на что вокруг, он "стрельнул" сигарету у вышедшего покурить
сотрудника, чем здорово того удивил, и жадно затянулся. Терпкий дым крепкой
сигареты стремительно проник в его лёгкие, затемняя отвыкшее от никотина
сознание. Через четыре затяжки наступило облегчение, и он медленно начал
приходить в себя. Но вместе с облегчением его начало наполнять и сожаление о
собственной слабости. Что это было, зачем он снова закурил? Ещё он подумал,
что ему возможно даже повезло, что за своей прогулкой он не натолкнулся на
возвращающегося начальника. Что он должен был бы ему сказать? Что он сходит с
ума? Что у него обострились "видения"? Несмотря на то, что все на работе уже
привыкли к его неадекватности, его текущее поведение могло стать той каплей,
после которой его начали бы считать уже не странным, а сумасшедшим... Постояв
в нерешительности пару минут он вернулся на рабочее место. И уткнутся в
монитор. Далее день прошёл как обычно, он писал, размышлял над новыми
идеями и к вечеру почти забыл о том, что произошло с утра.
Жизнь продолжалась.


7


С лёгким постукиванием изящных пальцев, она привычно набрала
адрес чата. Он должен быть там, он должен ждать её, ведь так они условились
вчера. На её душе было легко и весело, этот мерзкий дождь закончился, и на
небе светила огромная и яркая луна. К тому же завтра выходной, а следовательно
можно будет трепаться хоть до самого утра не беспокоясь о том, что завтрашнее
пробуждение будет большой проблемой.
Ей нравился этот парень. С ним было легко говорить. Единственное,
что её пугало, так это то, что он мог оказаться совсем не тем, за кого себя
выдаёт, например мужиком, на исходе четвёртого десятка лет, с женой и кучей
счастливых детишек. Её богатый опыт общения через интернет располагал к таким
мыслям, так как она уже два раза наталкивалась на подобные неприятности. К
счастью до сих пор всё ограничивалось лишь обменом фотографиями, после чего
она заливаясь смехом удаляла из своего компьютера адреса этих старых Ромео.
Но пока всё шло отлично, он излагал свои мысли как её сверстник и это
ей нравилось.
Наконец, соединение с сервером было установлено и она стала искать
его псевдоним в списке подключившихся. Пробежав глазами по списку вниз,
а затем вверх и не обнаружив то, что искала, она ощутила лёгкий укол обиды.
Либо этот парень не отличается пунктуальностью, либо он вообще не захотел с
ней общаться... Судя по тому, что они обсуждали при прошлом диалоге не было
на это было не похоже. Что ж, решила она, подожду минут 20, а затем займусь
чем ни будь другим. Она откинулась на спинку своего уютного кресла и начала
ждать установленные собою же двадцать минут. Компьютер доигрывал вторую песню,
когда курсор "ожил", начав выводить на экран символы.
- Извини, Ice, - начал он судорожно печатать - я немного задержался, надеюсь
ты не смертельно на меня обиделась?
С лёгкой улыбкой, выждав секунд тридцать в качестве наказания, в течение
которых он успел пройтись всеми известными ему ругательствами в свой адрес,
она начала печатать ответ.
- Да нет, я тут успела потрепаться с классными парнями... Что
случилось-то?
Некоторое время он колебался, размышляя говорить ей о том, что с ним произошло
сегодня или нет, и решил сказать - что ж, если она сочтёт его сумасшедшим, так
тому и быть, тем более в этом случае она может оказаться не так уж и не
права... Если она сочтёт его слетевшим с катушек, то лучше, чтобы она сделала
это прямо сейчас, не затягивая их отношения, хотя, такая перспектива его и
пугала.
И он с запинками, подбирая слова, чтобы хоть как-то смягчить картину,
рассказал ей о своих дневных видениях.
К счастью его надежды на понимание оправдались и, хотя она встревожилась, это
была тревога за него, а не за то, что она связалась с психом. Более того, она
предложила встретиться, и поговорить, не терзая клавиатуру и собственные
пальцы. "Если ты не возражаешь", добавила она. "Не возражаешь", ха, да он
только об этом и мечтал, но учитывая то, что он только что ей поведал,
приглашать её на свидание было как-то не уместно, и то, что она не оказалась
"девушкой с традиционными взглядами", было просто счастьем.
Дальше беседа ушла далеко от области медицины, психологии и тем более
психиатрии, и они закончили её под утро, когда по пальцам уже начинала
проходить лёгкая истома от хоть и захватывающего, но все же очень долгого
печатания. Он отключился от сервера, вылил холодные остатки кофе, которым
прямо-таки был пропитан его организм, но который, тем не менее сна уже не
отгонял и направил своё тело к кровати.
Через несколько минут он уже спал...


8


Была ночь. Миллионы звёзд блестящей крупой высыпали на небе, их
слабое мерцание навивало на него лёгкую грусть, отголосок давно забытого. Они
напоминали ему далёкое и не долгое детство, когда он ночи напролёт сидел в
поле, среди густой и ароматной травы и ни о чём не думая разглядывал на небе
затейливый узор созвездий. Это было давно... Это было мимолетное воспоминание
из другой жизни, радостной, беззаботной жизни сельского мальчишки. Та, светлая
жизнь была грубо оборвана шайкой бандитов с севера. Последнее из той поры, что
раскалённым металлом въелось в его память, были надсадные крики матери и
сестёр. Отражение их горящего дома на клинке убийцы отца. Эти отблески огня на
холодной стали дорогого клинка, десятки раз видавшего чужие смерти, слепили
его до тех пор, пока он по рукоятку не покрылся кровью. Кровью тех, с кем он
каждый день делил еду и кров. Этот звериный оскал существа, сеющего вокруг
себя только смерть и боль. Они видел его до тех пор, пока его не накрыла тьма
от чьего-то шутливого удара. Бей в тот раз они посильнее, они лишили бы себя
множества проблем в дальнейшем, и кто знает, может быть, этим они оказали
услугу не только себе, но и тому, кто родился с утра после того, как очнулся в
грязи пепелища.
И когда он мутным от слёз взором осмотрел то, что осталось от
его деревни, пошёл дождь...


9


Чёрт, опять кошмар! Он был весь в холодном поту. Всё этот кофе
и бессонные ночи. Не вставая с кровати он достал из кармана брюк сигареты,
которые он зачем-то купил вчера возвращаясь с работы. Ну вот, с отрешенностью
подумал он, делая затяжку, теперь я опять курю. Постепенно яркие образы
утреннего кошмара стали исчезать и он начал рассуждать со свойственной ему как
программисту холодной рассудительностью. Почти как составлять программу.
Итак, что мы имеем: a) головные боли, отметаем как не относящиеся к
проблеме (скорее всего обычное недосыпание), не смертельно. Я пока ещё
вполне адекватен (хм, хотелось бы верить). б) ночные (скорее утренние)
кошмары, хотя порой снятся вполне приличные сны, чаще всего природа. Тоже не
смертельно, хотя и неприятно. в) Видения, транс, как там его. Вот это уже
серьёзно. Из всех перебранных патологий эта могла причинить видимые
неприятности, ещё бы, отрубиться во время разговора с начальником. А если
это же произойдёт скажем на перекрёстке, что тогда?
Решено, надо идти к врачу, причём как можно скорее. Понедельник начну именно с
этого.
Ах да, сегодня же я встречаюсь с загадочной Ice! Да-да, с этими
кошмарами даже такие значимые события можно забыть. Он взглянул на часы, -
13:15, следовательно время есть. Можно ещё минут пятнадцать поваляться в
кровати, а потом надо собираться, хоть встреча и назначена на семь вечера, но
до неё нужно закончить некоторые дела, да и не плохо бы побриться. Он ещё раз
взглянул на часы, в их крошечном стекле его небритое лицо выглядело
устрашающе. Он невольно улыбнулся - Дон Жуан, отсидевший в колонии строгого
режима.


10


... До встречи оставалось часа полтора и он бесцельно бродил мимо витрин
магазинов, рассматривая дорогие и заманчивые предметы. Кинув взгляд на витрину
магазина на противоположной стороне улицы его губ коснулась лёгкая улыбка.
Конечно, хотя девушке, проводящий ночи в разговорах с незнакомыми
собеседниками и свойственна некоторая экстравагантность (он так считал и это
ему нравилось), но она всё равно остаётся девушкой, следовательно букет цветов
не должен быть лишним. А эти гвоздики на витрине магазина выглядели достаточно
свежими и он почти почувствовал их приятный, слегка сладковатый запах.
Или может быть розы? Хм, он не знал, нравятся ли ей вообще цветы, как же он
собирался выяснить нравятся ли ей розы. Он начал играть в уме в игру
по совмещению предполагаемого образа Ice, созданного самим собой во время
ночных разговоров, что его немало развеселило, и остановился на гвоздиках.
- Банально -, согласился он сам с собой, - надеюсь у меня возникнет возможность
быть более оригинальным, подарить ей в будущем её любимые цветы
(естественно он должен догадаться о её вкусе сам), но пока, ничего лучше чем
букет гвоздик ему в голову не приходило. Он прикинул в уме, во сколько может
выйти приличный букет (а на меньшее он был не согласен), но вспомнив, что в
понедельник должен получить зарплату откинул эти расчёты и твёрдыми шагами
направился к магазину.


11


Они пробирались через лес уже часа три и порядком устали, а предполагаемого
просвета так и не было видно. Это его злило. Однообразие окружавшего их
пейзажа навевало тоску. Из-за промокших сапог он натёр ногу, не говоря о том,
что сама по себе ходьба в мокрых сапогах по лесу приносила мало радости. Ко
всему прочему у него начало сосать под ложечкой - недвусмысленный намёк
организма на то, что не плохо бы подкрепиться.
- Всё, хватит идти, всё равно уже скоро начнёт темнеть.
- Да, ты прав, похоже до темноты нам отсюда не выбраться,
будь проклята эта карта вместе с её продавцом!

Мужчины вышли на некое подобие поляны, больше похожее на небольшой просвет
между сплошной стеной деревьев и кустарника и решив, что лучшего им сегодня
не найти, начали обустраивать место для ночлега.
Когда был разведён костёр и нарублен лапник для подстилок, он почувствовал
себя немного спокойнее, но есть захотелось ещё больше.
- Ладно, ты занимайся костром, а я пойду поищу по окрестностям
что-нибудь съестное, может быть мне повезёт и я наткнусь на какое-нибудь
гнездо... - Тогда у нас будет царский ужин - мечтательно добавил он. Хотя по
правде сказать, он не особенно на это рассчитывал, за последние пару часов
пути он не слышал ни одного звука, говорящего о присутствии здесь
каких-нибудь зверей. И это его немного настораживало и удивляло - да, эти
места не славились обилием дичи, но полная тишина в лесу, это казалось ему
странным. Но он отбросил эти мысли, решив, что чем меньше он думает над тем,
куда могли подеваться звуки от предполагаемого ужина, тем больше внимания
останется на собственно поиск этого самого ужина. Если даже он не встретит
здесь никаких зверей, то всегда можно найти съедобные растения, а уж в них-то
он разбирался.

Когда он шёл обратно к месту их ночлега, небо почти целиком было
занесено чёрными тучами, где-то далеко полыхнула молния, но грома не
последовало. Слева, где небо было пока ещё чистым ярко светила луна, и свет,
который она отбрасывала на облака, завораживал своей сатанинской мрачностью и
в тоже время неописуемой красотой, а периодические отблески молний среди
черноты неба приковывали к этой картине взгляд ещё больше. Этот пейзаж ему
определённо нравился, нет, он манил его...

До стоянки оставалось метров пятьдесят, когда его охватило чувство
смутной тревоги. Нет, ничего конкретного он не заметил, но сердце застучало
быстрее, а он доверял своим ощущениям. Птицы, да, наверно это от того, что
они не слышали голосов птиц. А может быть их просто кто-то вспугнул? Эта
догадка заставила сердце биться ещё чаще, он коснулся холодной рукояти своего
меча, чтобы почувствовать себя увереннее и прибавил шаг. Проклятье, как он мог
быть так беспечен? Беспросветная тупость и... Холод прошиб его как молния,
начиная от живота и до затылка, он увидел тело друга. Он сидел, прислонившись
к дереве лужице собственной крови, от которой поднимались еле заметные клубы
пара. Рука судорожно сжимала на половину вытащенный из ножен меч – всё же он
пытался защищаться. Но что он мог? В нём было по меньшей мере три стрелы.
С звериным рыком он бросился к другу, на ходу пытаясь выхватить из-за
пояса свой клинок, проклиная себя за то, что снял кольчугу, что позволил
себе быть таким беспечным, что не остался....
Рассекший воздух свист отразился резкой болью в левом плече. Резким
ударом он обломал торчащую стрелу, пытаясь определить место, где находился
лучник. Вторая стрела пробила грудь и бросила его на Землю. Он пытался
вздохнуть, но воздух отказывался проникать в его лёгкие... Отчаянная попытка
перевернуться на спину, увидеть лица своих убийц и попытаться прихватить с
собой хоть одного из них, отразилась резкой болью в груди...
Осознание собственного бессилия. Каждый мускул стремился отмстить, но
жизнь стремительно покидало его израненное тело. Боли больше не было, была
жгучая досада. Капли дождя облизывали его остывающее лицо, они утешали,
убаюкивали, он не боялся смерти, освобождался, засыпал, он сливался с дождём...


12


Пульсирующий стук...

Двадцать три, двадцать два, двадцать один. Хронометр в голове возник сам
собой, то ли это был отсчёт шагов до магазина, то ли просто забытая
считалочка. Двадцать, девятнадцать. - Пожалуй астры, да, определённо астры,
они хорошо гармонируют с тем образом, который у него возник при разговорах с
ней. Восемнадцать, семнадцать. - Натёр ногу, но не беда, всё равно можно будет
прогуляться по городу, если она не будет против, хотя эти тучи... Шестнадцать,
пятнадцать, четырнадцать. - Что за дурацкий отсчёт. Надо выделить выходные и
провести их в кровати не вылезая... Тринадцать, двенадцать, одиннадцать. - А
ещё эти видения, что вообще они могут означать, абсурд... Десять, девять. - От
этих сигарет слегка кружится голова, всё вокруг какое-то размытое, не
значимое. Восемь, семь, шесть. - Интересно, она использует косметику? Пять,
четыре, три. - Что за ерунда, не могу справиться с собственными мыслями!
Два, один...
Протяжный визг тормозов, бритвой вспарывающий шум вокруг и собственные
мысли. Сузившиеся зрачки фиксируют яркий свет фар, за долю секунды сердце
сжимается до размеров спичечного коробка, тьма...


13


...Ноль. Ночь и тариф на интернет теперь более приемлем...
Компьютер автоматически запускает программу соединения с сервером. Эта
автоматика так удобна... Треск реле, такой знакомый писк модема и вот,
так часто ожидаемое соединение установлено. После некоторой паузы на мерцающем
экране начинают появляться символы. Её символы.

- Да, я знаю, я всё знаю, прости заразу. Я не смогла придти. Пошёл
такой ливень... Да ещё эта гроза, я не люблю грозу... Надеюсь ты не очень
промок?




Эпилог


Он не жил, он просто был. Всегда. Как время. Не было рождения, и,
возможно, не будет столь часто виденной смерти. Он целую вечность ощущал в
себе миллиарды судеб, миллиарды душ с их мыслями и страданиями, вынужденный
проливать слёзы боли и отчаяния на протяжении всего существования. Он имел
тысячи имён на тысячах языков. Он очищал и давал надежду, забирая в себя грязь
и боль, он был всем и ничем одновременно.

Он был Дождь.


примерно октябрь 2001 года. - 28-сентября 2002

07-07-2003   Copyright by amorphous
 

 
   
общая оценка:: 0 || голосовало:: 0
 

 
Ваше имя *
BB Code
[Помощь]
Смайлики
 
Ваш отзыв *
Отправить приватно    
Код
(если не видно цифры-кликните на картинке)
*
поля, отмеченные звездочкой * обязательны к заполнению
 

 
 
 
  
 
Вход
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
 
 
Онлайн 
Гостей онлайн: 3
 
Больше всего посетителей одновременно (1934)
здесь было 06-11-2019 16:43
 
 
Авторское
  Любовная лирика (Стихи) 11
  Рассказы (Проза) 2
  Песни (Стихи) 1
  Стихи, не вошедшие в рубрики (Стихи) 9
  Сказки (Проза) 1
  Прочее (Проза) 3

Самое читаемое
  C добрым утром (465)
  Недосказанность, недопонятость, нереализованность... (425)

 
 
Авторы портала
& * - . 1 4 = A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А Б В Г Д Е Ё Ж З И І Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я [ _ ~  
 
 
Контакты
Напишите нам
 

 
 
Copyright  © 2001-2020 Taspol.Info   Права на опубликованные произведения на Литературном Портале Taspol принадлежат их авторам
      
Наши партнеры: