Главная Поиск Прямой эфир
Произведений  |  Дневников
Новые
произведения
Рейтинги
Авторов  |  Произведений
сделать стартовой || в избранное
 
 
Лёшка.
Автор:: Елена Одинцова
Раздел:: 
Проза
Категория:: Проза, не вошедшая в рубрики
Просмотров::   743
 

 

Мы все играем в игру: «А что из этого

получится». Поэтому смешно искать

правых и виноватых. Да и в выигрыше

не бывает никто. Никакие моральные

устои, нравственные запреты,

оградительные флажки не остановят

человека, любопытство которого

толкает заглянуть в то, что таится за

смотровой щёлкой. И лишь получив всё

сполна, мы начинаем философствовать.

Из записей 1986 г.



АБОРТ


Я сделала аборт и поехала в Москву. Встала рано. Темно. Голосит радио. Лежать не хотелось. Выгладила крохи материального, что минимально по объёму и максимально по необходимости. Позавтракала яйцом и чёрствыми пресными лепёшками. Всё. Дыра зияла. Зияла до той точки отчёта, за которой, якобы, должна начаться жизнь. Неустойчиво-прерывистые электронные буквы табло сообщили, что жизни не будет и растянули резиновую дыру ещё на три часа. Поезд опаздывал. Я лениво переползала с асфальта на асфальт. Грызла глянцевое, словно восковое (нет, не грызла, а вкушала!) яблоко. Вокзал угрюмо взглянул на меня и бесстрастным, искажённым хрипов динамиком голосом сообщил, что вакуум между небытиём и тем, что зовётся жизнью, всосал ещё час, отпущенный мне вечностью. Поезд задерживался. Я звонила в Свердловск, но и там не выловила даже следа того, кто помог бы мне набрать дыхания и продержаться в невесомости. Наверное, и этот человек, которого я всегда искала, провалился вместе со следами, запахами, напоминаниями и воспоминаниями в гигантскую дыру. Я пошла и сдала билет. Мне стало страшно. Я купила другой, на следующий поезд, который отходил от этого вокзала и поэтому не мог опоздать. Я зафиксировала точки отчёта. Я посадила зияющую бездну в точно размеренную яму. И знала, когда её перешагну. Посмотрев старый фильм с Мэрилин Монро, повторяла про себя запомнившиеся строки Вознесенского: «Я - Мерилин... Мерилин... Я - героиня самоубийства и героина». Живот мой падал вниз. Я задерживала его падение кончиками пальцев. Пока не почувствовала, что начала кусками лететь в эту проклятую дыру. Она сожрёт меня, не дав насладиться новым началом. Она медленно будет глотать меня и растянет все часы (подаренные же мне для чего-то, чёрт возьми!) в скольжение по оползням, бесконечное скольжение в ад. Она подавится мной! Я взяла себя в руки. Села в поезд. Переоделась. Умылась. Из меня выпали три куска чьей-то плоти. Крови не было. Словно вымоченное мясо. Я спокойно рассмотрела их. Наверное, это и есть тихое сумасшествие. После выпила кефир. Растянулась на полке. В конце концов, эти десять дней станут моим пиром во время чумы. Попробую продержаться. Попробую радоваться. А если она меня скрутит, тогда кто-то другой, не я, бросит меня на больничную койку. Страшно «держать себя в руках». Седьмым чувством молишься солнечным дырам: «Помоги...Дай...Помоги...Не отдай».


МОСКВА.


Лёша. Я говорю, говорю. Вокзал. Бутылка вина в шашлычной. Ночь. Вечное не моё счастье. Пушкинский музей. Блюдо Матисса. Я. Зелёное блюдо. Зелёные волосы. Ева Родена. Чистая девочка. Незнание. Какое там лоно греха! Пикассо. Его разъятая на куски скрипка. Это Петрушевская и Маяковский. И «Божественный еврей». И «Странствующие гимнасты». Это всё мой дом. Мой мир. Вечер. Дождь. Слёзы. Лёша. В никуда. Бар. Коньяк. Музыка. Тоска. Жалость. И - кончать бессмыслицу. Не кончается. Значит, какой-то смысл есть. Спектакль на Таганке. Ждала на Красной площади. Конечно, опоздали. Вино. Тёмная аллея на Тверской. Репетиция у Виктюка. Моя проклятая набойка. Концерт «Арсенала». Потеря удостоверения. Слёзы неудачи, неудачи от микро до макро. На скамейке перед ЦУМом. Почти никого. Несколько слов по-человечески. Пили ликёр в баре. Всё-таки поехала на вокзал. Увидела Лёшу раньше, чем увидел меня он. Лицо потерянное, или показалось? Господи! Боюсь сказать себе - он приехал из-за меня. Дел-то в Москве у него никаких нет. Но всё так глупо и несчастно. Улыбалась.


СВЕРДЛОВСК.


Внезапность всё определила. Я стояла в белом пиджаке в сыром сером городе, среди серых сырых людей. Я стояла в фойе, три месяца назад бывшего куском моей вотчины: от заплёванной мужской курилки до прохладного обветшалого зала, до каждого гвоздя в трухлявых досках сцены. Какой-то мусор слов, за которыми не радость даже, а задержка дыхания (как у Барро), перехват в горле, остановка тока крови. Это был случай, судьба, внезапность. Но ошалевший от белизны моего появления, стриженный и пока неизвестный мне, появился Лёшка. И ему улыбка. Дежурный привет, ибо чувства ещё не поспевают за событиями. Это мой стиль. Наскок, налёт. Отсюда парящая эмоция примитивно-животной радости бытия. Только в сумасшедшем ритме, взахлёб вздрючивая себя и заводя на немыслимой скорости, - я могу быть счастливой, голова кругом, лёгкая стопа. Остановка и... тоска, осознание, а значит - горечь. Итак: внезапность. Я звонила утром его жене. Его не было дома. Я не знала, где его искать, и буду ли... И через десять минут - встреча. Неистовость бытия. Сумасшедшинка, горчащая счастьем. Конечно же, вылизав розетки из-под мороженного, мы оказались в общаге, в комнате № 2. Конечно же скоропалительно мы занялись любовью и столь же скоропалительно её прикончили. Мы безжалостны со своим романом. Чужие постели, случайные комнаты, подстерегающее тиканье часов, - всё наспех, всё кое-где, кое-как. В нормальном состоянии я задумываюсь - и тогда невроз, тоска, слёзы - я ломаюсь в безысходности, в вакууме. В ненормальном - я хватаю воздух ртом, смеюсь и головой пробиваю небесные своды - тогда ЭТО ЖЕ - но уже моё счастье. Вот и разберись! Утром шла пешком от вокзала. Пустой светлый город. Жуткое сладкое чувство свидания. Но он отфутболил меня днём. Серый. Толпы серых людей. Раньше я замешивалась в их цвет, может, запутавшись в моих хитростях, он принял меня за свою? А сейчас я шла одетая вызывающе, не по сезону, и ощутила себя «вечной жидовкой», никому и ничему не принадлежащей, всегда чужой толпе. Мне отмстили небеса за высокомерный вид. К Машке заявилась хлюпая и истекая каплями дождя. Несчастный пиджак уныло провисал. Волосы облепили череп. Курили. Она взахлёб говорила. Я взахлёб слушала. Поезд опаздывал. О, эти поезда! Позвонила Лёшке. Приехала. Ещё на двадцать минут продлённая внезапность. Пиво в кафе - сухой закон! А потом голос справочной: «Поезд прибывает в 16. 45». Через пять минут! Ловим машину. Бежим к поезду. Целую в губы. Стою на подножке. Он странно смотрит на меня. По-моему, он ничего не успел сообразить. Я мчусь по спирали, засасываю в свой поток, в эту насосную ускорительно-упоительную (в никуда!) трубу тех, кто оказался на моём пути. Я-то знаю час своего греха и час своей расплаты. А что успевают почувствовать они?



ПОЕЗД, КОТОРЫЙ НЕ ОПОЗДАЛ.


Лёшка. Я, конечно, всегда знала, что у тебя были и будут другие. Но когда ты был рядом, моя любовь служила скорлупой, чехлом, бронёй. И потом я ЗНАЛА, но разлука стала футляром для моей маленькой драгоценности, единственного накопленного за эти годы сокровища «той, другой нашей жизни». И о существовании этой девочки я тоже знала. Но когда я ещё раз УЗНАЛА, после того как ты сел в поезд, а я спотыкаясь, как пьяная, как слепая, головой прошибая уплотнившийся куб воздуха, совершала восхождение на привокзальную площадь - я поняла, Лёша, что меня обокрали. И тут меня обокрали. Я открыла футлярчик. Он пуст. Он всегда был пуст. Я была одной из... Страшное, немыслимое: одна из...твоих женщин, одна из... обычных историй. У меня нет искупления и оправдания. Я - нищая, я - никто, я - пустота, я - козявка, я - пешка, я - песок, я - пуговица, ничья, на остановке, вдавленная в грязный снег. У Шагаловского красного коня нет задних ног, он толстый, и он летит, касаясь передними копытами крыш. На нём сидят двое, грустные, бестелесные, даже угрюмые, любовники. Они едут на половине красного коня. Мне хочется плакать. У него летают вниз головой над мольбертом художник и присоска жены или подруги. У Пикассо скрипка стонет альтовыми разъятыми внутренностями, нет, не стонет, а с достоинством вымалчивает свою требуху, и в этом есть гармония распада. Мне болен распад, я больна безногими конями, и всё думаю, когда же мне это надоест? Как и чем оправдать своё появление на свет. Кому и чем заплатить свои долги. Кто задохнётся от нежности, взглянув на меня и скажет: «То, чем ты живёшь - бред. Ты просто не видишь. Ты пользуешься не теми глазными каплями».


P. S.


Потом я вышла замуж, родила детей. И как-то написала стихотворение. Может быть, и не о нём.

 

Я могла родить ребёнка:

Большеглазую зверушку,

Синеокого котёнка,

Голосистую игрушку -

Сотни ласковых имён

Не сказала. Вознесён.

Мной подаренный звезде -

Он-

Нигде.

Я могла любить мужчину

Жадно, нежно и капризно.

Мы расстались по причине

Не совпавших линий жизни.

Все романы - за углом.

Больно, сладко, а потом...

С неба падает звезда -

в Никогда.

Эта исповедь, о боже,

Никому не интересна:

Как любви небесной ложе

Стало вдруг стеной отвесной.

Неупавшая звезда

Направляет поезда

Все-

с откоса-

в Никуда.



31-05-2007   Copyright by Елена Одинцова
 

 
   
общая оценка:: 4.00 || голосовало:: 1
 

 
Ваше имя *
BB Code
[Помощь]
Смайлики
 
Ваш отзыв *
Отправить приватно    
Код
(если не видно цифры-кликните на картинке)
*
поля, отмеченные звездочкой * обязательны к заполнению
 

 
>>  
Автор отзыва:: Чеширский Кать
  перечитала ещё раз...  
 
Дата:: 17-01-2008 14:24
 
 
>>  
Автор отзыва:: apsara
  я уже сказала,Лен.ТВОЯ  
 
Дата:: 01-06-2007 00:22
 
 
>>  
Автор отзыва:: Елена Одинцова
  to apsara
to Сергей Петров
to [b]Д А Н И И Л[/b
Ребята, без дураков, я, кажется начинаю вас любить, по-людски, а не виртуально.
 
 
Дата:: 31-05-2007 23:56
 
 
>>  
Автор отзыва:: apsara
  Чёрт.Тогда я твоя до последней точки.  
 
Дата:: 31-05-2007 22:12
 
 
>>  
Автор отзыва:: Сергей Петров
  По-моему, это - не из Таспола. Слишком настоящее для самодельных авторов.
До душевного звона настоящее.
 
 
Дата:: 31-05-2007 22:06
 
 
>>  
Автор отзыва:: Елена Одинцова
  to Д А Н И И Л
Мне самой не хочется об этом рассуждать.

to [b]Чеширский Кать

Ага, Катюша, ты права. Виновата ты, когда спросила, хочу ли я иметь свой живой журнал. И понеслось. Из прошлого.

to Ирина
Ирина, правда, спасибо, искренне-искренне.

to apsara
Моё до каждой буквы, и до каждого писка. Моё... из той жизни.
 
 
Дата:: 31-05-2007 21:23
 
 
>>  
Автор отзыва:: apsara
  мой коммент к прошлым записям можно отнести и сюда.Пронзительно.Но грызёт одно-твоё или просто героиня?  
 
Дата:: 31-05-2007 20:00
 
 
>>  
Автор отзыва:: Ирина
  Если честно, я читала и плакала...  
 
Дата:: 31-05-2007 19:47
 
 
>>  
Автор отзыва:: Чеширский Кать
  наверно эксбиционизм заразителен *улыбается*
спасибо тебе Лен.
 
 
Дата:: 31-05-2007 11:45
 
 
 
 
  
 
Вход
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
 
 
Онлайн 
Гостей онлайн: 41
 
Больше всего посетителей одновременно (1621)
здесь было 05-02-2018 03:55
 
 
Автора рекомендуют
  Чеширский Кать
  Сергей Петров
  зЛюка
  Весенняя

Авторское
  Миниатюры (Проза) 1
  Любовная лирика (Стихи) 19
  Очерки, Эссе (Проза) 6
  Проза, не вошедшая в рубрики (Проза) 1
  Стихи, не вошедшие в рубрики (Стихи) 51
  Сказки (Проза) 3
  Прочее (Проза) 1
  Стихотворный стеб (Стихи) 1
  Философская лирика (Стихи) 5
  Эротика (стихи) (Стихи) 1
  Белый стих (Стихи) 10
  Восточная поэзия (Стихи) 1
  Западная поэзия (Стихи) 10

Самое читаемое
  Любимые сшиты из наших желаний (950)
  О былом бездумно (941)

 
 
Авторы портала
& * - . 1 4 = A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А Б В Г Д Е Ё Ж З И І Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я [ _ ~  
 
 
Контакты
Напишите нам
 

 
 
Copyright  © 2001-2018 Taspol.Info   Права на опубликованные произведения на Литературном Портале Taspol принадлежат их авторам
      
Наши партнеры: